8 Июнь 2012

Игорь Олейников: лучший девелопер, минимизировавший налоги и избежавший кризиса

Читал я не так давно в нашей прессе интересный материал про бизнес-модель Олейникова, одно из успешных девелоперов, который смог осуществить американскую мечту. К слову, такое высказывание я не сам придумал. Это из иска на полмиллиарда долларов, который подал Игорь Олейников против известного швейцарского банка UBS, а также его многочисленных руководителей. Иск был подан в суд одного из штатов США.

Подобные разборки для 69-летнего миллиардера – это нормальное явление. Это даже больше – любимое занятие Олейникова. С кем он только не судился за прошедшие два десятка лет: деловые партнеры, банки, арендаторы квартир – вот далеко не полный список всех тех, с кем ему пришлось вести судебные прения. Однажды он даже воевал с Налоговым управлением США. В общем, та еще личность.

Но чтобы вам было понятнее, я, пожалуй, для начала расшифрую, что такое американская мечта, чтобы вы не тратили время на поиски этой информации на других сайтах.

Американская мечта – это своеобразный идеал жизни среднего жителя США. Это то, что имеют, или должны иметь, по мнению американцев, они все. Это своеобразный идеал свободы и возможностей. А вообще, выражение «американская мечта» появилось во время Великой Депрессии из трактата Джеймса Адамса. Может, кто-то уже и слышал про такой. Назывался он «Эпос Америки».

В своем трактате он писал что-то вроде «… американская мечта о таком государстве, в котором каждый человек будет жить значительно лучше, богаче. В такой стране, где каждый сможет получить то, чего он заслуживает». В общем, насколько я могу судить по литературе, Джеймс не просто так написал эти строчки. Тем самым он хотел подбодрить своих соотечественников. Типа, ребята, все нормально, вспомните о великом предназначении Америки! Правда, слова его восприняли несколько иначе, и со временем все это переросло в то, что мы можем наблюдать сегодня.

И еще. Я видел в литературе также много мнений, что термин «американская мечта» тесно связан с эмигрантами. Те люди, которые приезжали в Америку в поисках лучшей жизни, получали в этой стране то, что им было нужно. Они получали социальную мобильность, в отличие от той непресекаемой сословной системы, в которой они были раньше в своих странах. Поэтому термин «американская мечта» в данном случае воспринимается как свобода личности и предпринимательства. То есть, здесь о том, что любой человек, неважно какого он класса и сословия, может упорным трудом добиться успеха.

В какой-то степени когда речь идет об американской мечте, то слова эти звучат немного хвастливо. Но герой нашей сегодняшней статьи смог реализовать эту мечту. Этот человек тоже является эмигрантом. В США он попал в 1950-х. Родители не могли похвастаться большими деньгами. Но он смог реализовать «американскую мечту», и сколотил огромное состояние. К слову, на сегодняшний день, оно оценивается согласно данным журнала Forbes, в $2,6 млрд. Одно из первых его творений – компания Olen Properties. Созданная почти четыре десятка лет назад компания, которой на сегодняшний день принадлежит порядка 1,8 млн. кв.м. недвижимости, приносит Олейникову огромные барыши. Кроме того, сюда входят не только жилые помещения. Это еще и 600 тыс. кв.м. офисов и индустриальных парков. Большинство из них находятся в Калифорнии. Помимо этого есть 11 тыс. квартир в Лас-Вегасе, Аризоне, Флориде. Помимо жилья имеются рестораны, центры торговли и две океанские марины.

К слову, сами видите, что человек уже не молод, но по-прежнему полон юношеского задора, и полон решимости. А такому, согласитесь, можно только позавидовать. Согласно рейтингу самых богатых американцев в 2009 году Игорь Олейников занимал 20-ю строчку крупнейших девелоперов, …

Немного позже, в сентябре, он уже был на девятом месте, сразу за Дональдом Трампом. Многие из его конкурентов по этому рейтингу постепенно потеряли свои позиции, но Олейников не только остался на своем месте, но даже смог подняться выше. Причина, по которой большинство конкурентов по рейтингу теряли позиции, была банальна – кризис. Попросту раздавали недвижимость кредиторам. Понятно, что очень интересно, как же так, что большинство богатеев в это тяжелое время не смогли остаться на плаву, а Игорь Олейников не только смог, но даже сумел зарабатывать и наращивать свой капитал в то время, когда все остальные его теряли.

На чужбину

Если продолжать изучать владельца Olen Properties, его окружение, то выясняются весьма любопытные вещи. Конечно, здесь тоже есть много подводных камней. Официальная версия жизни его родителей одна, в действительности было много разных спорных моментов. В общем, история жизни его родителей была очень увлекательной, и могла бы быть сюжетом для кинематографической саги. Олейников родился в 1942 году в Иране. Его отец был военным, прошел много войн, в том числе Гражданскую войну против красных. После войны был в разных странах: Сербия, Персия. В то время здесь сформировалась мощная русская колония.

Именно в Персии он и познакомился со своей будущей женой, которая тоже успела пережить много невзгод. В частности, репрессии против своей семьи, приют для детей сирот. Каким-то чудом ей удалось выехать из России. Через некоторое время родились двое детей. Да, к слову сказать, родителям Игоря Олейникова повезло. Прожили они до глубокой старости и скончались в начале 2000-х.

Все помнят, какая война была в Иране во время II мировой. Беспощадное месиво унесло жизни миллионов людей. Игорь еще не родился, когда осенью 1941 года СССР и Англия смогли захватить страну. Все это они обосновали необходимостью присматривать за местными нефтяными месторождениями, а также многочисленными транспортными путями. Именно эти два пункта были едва ли не основной артерией в поддержании жизнеобеспечения армии. Хорошие транспортные развязки позволяли отправлять и получать военную помощь.

Мы сожалеем сегодня о том, что происходило во времена фашистской Германии, но как это ни печально, «наши» тоже проводили нечто подобное. Люди из числа нерусских, которые оказывались на подконтрольных территориях, там не задерживались. Разговор с ними был короткий – русские лагеря!

Но Олейников старший все-таки сумел спасти свою семью. Выход был найден не совсем стандартный, но, как показало время, достаточно практичный и дальновидный. Вся семья уехала на ПМЖ в Южный Иран. Есть материалы, где писали, что сам Олейников младший говорил о том, что его отца в то время чуть ли не силой пытались отправить в «советскую зону». Потом у Игоря Олейникова была учеба. В итоге он выучил английский и фарси. А в 1957 году познакомился с военным переводчиком, после чего семья переехала в «штаты».

Первые шаги

Все мы знаем Диснейленд, который находится в калифорнийском округе Оранж. Кроме детского «чуда» здесь есть многочисленные туристические объекты, пляжи. В общем, все, что нужно для отдыха. Старший Олейников нашел работу инженера в компании Pacific Gas and Electric. Игорь окончил калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, после чего получил степень магистра по финансам.

Что касается учебы Игоря, то в этом плане ему повезло, потому что она была оплачена правительством США. Здесь в отличие от «русского пространства» всячески поддерживались всевозможные социальные начинания. Он как раз попал под программу, которая была разработана для иммигрантов, владевших русским. Такие студенты имели большие привилегии, учились бесплатно. После окончания университета они должны были отработать в Правительстве США, либо на любой другой должности, на которую их могли назначить. Был и еще один вариант – заниматься педагогической деятельностью.

Я от себя еще добавлю, поскольку не понаслышке знаю, что такое США и местные порядки, что в «штатах» нет такого понятия как «университет». В смысле нет его обычного понимания, так, как это понимают у нас. В США стандартное образование – колледж, а университет – это нечто большее. Поэтому и после его окончания нет ничего удивительного, что студентам могли предложить работу каким-нибудь клерком в Правительстве. После окончания бывший студент мог при желании заняться и преподавательской деятельностью. Примерно также поступил и Олейников, когда закончил университет. Основной рабочий день у него проходил в компании Shell, а после работы занимался преподаванием математики в колледже. Как сам вспоминает то время Игорь Олейников, то время хорошо запомнилось как время длинных дней и коротких ночей.

После того как он отдал свои «долги» родине, он смог найти работу получше – консультантом в бухгалтерской фирме Touche, Ross, Bailey & Smart. Эта контора со временем стала более продвинутой, и влилась в группу Deloitte & Touche. То есть, это был неплохой рост и для фирмы, и для сотрудников, которые в ней работали. В том числе и для героя нашей сегодняшней статьи. Через какое-то время он познакомился с интересным человеком – руководителем компании Motown Record — Берри Горди. Берри сам основал свою компанию, сам ее финансировал. В общем, человек достойный уважения. И в 1970 году он предложил Олейникову поработать в своей компании, на что получил согласие, в результате чего занял должность менеджера сольной певицы Глэдис Найт. Правда, сотрудничать пришлось не только с одной певицей. Работал и группой The Temptations, а также автором всем известных My Girl и Papa Was а Rolling Stone.

Тех денег, которые удавалось зарабатывать, не хватало на жизнь. На элементарные вещи хватало, но вот на что-то большее – увы. Семья, в которой, к слову, было пополнение – сын Андрей, ютилась в небольшой квартирке. Именно тогда глава семейства принял решение заняться чем-то более доходным. Именно так он и пришел в местную компанию, занимавшуюся торговлей недвижимостью — Dunn Properties.

Со стороны может показаться, что продажа недвижимости – простое занятие. Но на самом деле это не так. Чтобы сделки проходили нормально, нужно было много ездить, а это очень утомляло. Деньги были, но на сам бизнес уходили большие силы, поэтому через какое-то время Олейников решил создать что-то новое, чтобы заниматься бизнесом у себя дома. В 1973 году он уже был достаточно знаменитым и состоятельным, и, разумеется, влиятельным. Это позволило ему уговорить United California Bank одолжить ему $2 млн. для покупки земельного участка недалеко от Лос-Анджелеса. Дебютантом принадлежащей финансисту Olen Properties стал офисно-складской комплекс Orange Freeway. К слову, он и сегодня в строю, работает, и приносит немалый доход. Хотя, конечно, его модернизацией давно не занимались, поэтому выглядит он достаточно старомодно.

Главное – подешевле

Если рассматривать Orange с позиции девелопера, то место, которое выбрал для него Олейников – просто отличное, конкурентное. В данной местности работал не только герой сегодняшней статьи. На данные просторы имел виды один из наиболее видных людей по версии Forbes-400 – Дональд Брен. Он, кстати, и сегодня все еще работает в данной местности. Если говорить прямо, то Олейников здесь был не самым богатым инвестором. Помимо него здесь были и другие, более состоятельные инвесторы, владевшие значительно бо́льшим портфелем. Правда, это было тогда. В 1970-х и начале 1980-х он постепенно наращивал объемы инвестиций, покупая все больше земельных участков под застройку. Ориентировался, как правило, на небольшие фермы, которые впоследствии застраивал недорогими складами и офисами.

Но все эти занятия не сделали Олейникова богатым. Ну то есть, в какой-то степени сделали, но тогда он еще не добился всего того, что имеет сегодня. А по-настоящему богатым его сделал бурный рост на рынке недвижимости в 1980-е. В то время начался активный подъем экономики в США в целом, и Калифорнии в частности. Активно развивался туризм, высокотехнологичные отрасли. Вот поэтому девелоперская компания финансиста и начала быстро расти. К 1986 году на счете его компании числилось уже 44 девелоперских проекта. Но и это был еще не предел. Грандиозный проект был организован Олейниковым в городке Брея на севере Оранжа. Это был поистине грандиозный проект: отели, рестораны, гостиничные комплексы. Всего площадь проекта составила 92 000 кв. м., а общая сумма инвестиций — $185 млн.

Строилось это не просто так, а, как впоследствии выяснилось, с очень интересной задумкой. Финансист планировал, что во вновь отстроенный проект подтянутся работодатели из Лос-Анджелеса, ведь до него было не так и далеко. Всего 45 км. Вообще тем проектом Олейников создал много головной боли не только себе, но и местным жителям, властям. Местные жители были обеспокоены тем, сто строительство комплекса повлияет на стоимость их жилья, а местные власти всерьез озаботились проблемой загруженности дорог.

В общем, там были большие баталии, в результате которых все-таки удалось добиться консенсуса. Олейников пообещал, что здания построят на этаж ниже, и обнесут комплексы шумовой стеной. То есть, проект он отстоял, но на будущее зарекся заниматься столь масштабными проектами. В любом случае, Olen Pointe был достроен, и на сегодняшний день является самым крупным проектом Олейникова. После завершения строительства бизнесмен действительно зарекся заниматься масштабными проектами. Это видно по тому, что на сегодняшний день Olen Pointe так и остается самым большим его проектом. Возможно, это немного не сочетается с тем понятием, как работают крупные девелоперы в России, но реальность действительно такова.

Не продается

Сегодня бизнесмен Олейников – заметная фигура в США. Про него можно встретить много различных заметок. Американские СМИ, как правило, подчеркивают его осторожность и прижимистость. Они также подмечают, что хотя бизнесмен хотя и шел иногда на обоснованный риск, но все равно никогда не придерживался стратегии принятия на себя большой долговой нагрузки. Согласно данным Business Journal на сегодняшний день стоимость портфеля Olen Properties составляет $4 млрд. А долги при этом составляют всего $1,4 млрд.

Как я и говорил уже выше, Олейников никогда не любил раскидываться деньгами, не любил большие риски. Это подтверждается тем фактом, что даже первую свою крупную покупке он сделал только лишь по прошествии 30 лет существования Olen Pointe. Этими покупками были: две офисные башни в г.Ирвайн, стоимостью $135 млн., и 40-этажный небоскреб в Чикаго, общей стоимостью $344 млн. А все остальное, что у него есть, он либо приобретал по частям, либо возводил с полного нуля. Размер активов Олейникова рос не только за счет крупных проектов. В качестве примера можно привести активы Olen Properties, которые за короткий промежуток времени показали большой рост благодаря росту недвижимости пары незначительных девелоперских компаний, которые были должны ему $140 млн.

Я вообще много пишу о том, что без разумного риска не заработать много денег, но у Олейникова другая позиция, и, как видите, она эффективна. Его консерватизм оправдывает себя. Давайте вернемся в начало 2000-х, и вспомним, что происходило в то время. Увидим, что с 2001 по 2005 года правительство активно заваливало экономику деньгами с целью удержать низкие процентные ставки. И в итоге это привело к тому, что для простого американца уже не было другого выхода кроме как воспользоваться ипотекой. Понятно, что все это еще больше подтолкнуло цены на недвижимость вверх, потому что все побежали брать недвижимость по ипотеке. То есть, среди людей был свой ажиотаж, а среди банков свой, потому что нужно было предлагать более выгодные ставки, чтобы «клевало» больше клиентов. В результате получилось так, что много американцев, которые не получали большие доходы, стали владельцами дорогой недвижимости. И все это вело к тому, что мыльный пузырь разрастался все большие и больше.

На рынке недвижимости не бывает так, чтобы цена все время неуклонно шла вверх. Хотя этот рынок и склонен к росту, но на нем тоже нередко бывают падения. Так было и в 2006 году, когда после продолжительного роста, цены на жилье остановились, а в 2007-м пошли вниз. Были регионы, в которых и вовсе цена упала на 20-30%. Люди, которые еще совсем недавно мечтали приобрести дом в собственность, и добились этого, теперь отказались выплачивать кредит на подешевевшую недвижимость, объявляя дефолты. Разумеется, банкам нужно было реализовывать недвижимость, и многие из них выставляли дома на продажу, а это опять же сильно влияло на цены. Все это привело к тому, что 2008 году несколько крупнейших банков и вовсе не смогли больше сводить концы с концами, и разорились. Та же участь постигла несколько ипотечных агентств США, а также более 20 строительных компаний.

Конечно, мало кто мог ожидать, что все повернется именно таким образом. Особенно неожиданным было банкротство второго по величине застройщика в стране — John Laing Homes. Было время, когда компания реализовывала по 3000 домов в год, а в 2007-м продала только 1371 дом. Понятно, что это сильно ударило по состоятельности компании, чья выручка в 2008 году снизилась с $948 млн. до $287 млн., а 2009 год стал последним годом существования данной компании, поскольку в этом году она объявила себя банкротом.

Но это все ладно. Интересно, что же все это время делал Олейников? Он или знал, или просто работал согласно своей тактики, в которой не было места манипуляциям с жильем. Он не связывался ни с ипотекой, ни с заемщиками.

Как позже он сам говорил «Я построил кучу разных объектов, но ни один я не продал». Стратегия развития Олейникова такова. Примерно два раза в десятилетие он привлекает кредит под залог недвижимости, имеющейся у него в собственности, и за высвободившиеся деньги начинает строить новые объекты. Эти объекты не продаются, а начинают сдаваться в аренду. То есть, красной линией идет стратегия управления готовой недвижимостью.

Сегодня сложно делать на что-то ставку, потому что все очень непредсказуемо. Поэтому многие бизнесмены стараются превратить арендаторов в безрисковый источник доходов. В качестве примера можно привести объект Olen Properties во Флориде. В этих апартаментах все арендаторы должны были подписывать пункт о «досрочном освобождении». Это было сделано для того чтобы в случае если арендатор не пожелает жить в апартаментах весь срок, на который изначально был заключен договор, то Olen Properties выставляла такому клиенту штраф в виде трехмесячной аренды. Так длилось очень долго. Закончилось все тем, что группа нанимателей обратилась в суд. По их мнению, подобные действия со стороны администрации Olen Properties были незаконными. Причем, они нарушали как минимум 4 закона штата Флорида. Рассмотрение того дела не завершилось и по сей день.

Но все эти нюансы не могли выбить Олейникова из колеи, потому что он обеспечил себе надежный фундамент в виде 11 000 квартир, которые располагаются в разных частях США. Эта недвижимость – лучше любой страховки в кризис. Доказательством тому служит тот факт, что даже в кризис множество арендаторов, которые, казалось бы, должны были отказаться от аренды, никуда не делись. Какие-либо цифры с Олейникова вытянуть сложно, сам он об этом почти ничего не говорит. Особенно скудна информация по динамике доходов в кризис, но все-таки кое-что я увидел на страницах прессы. Где-то Олейников все-таки проговорился, и сказал, что тот доход компании, который подлежит налогообложению, составляет на сегодняшний день всего несколько сотен миллионов долларов в год. То есть, можете себе сами представить, сколько денег составляет полный доход. В общем, это совсем неплохо для рантье.

Офшорный след

Нельзя сказать, что Олейников копирует русскую модель бизнеса, но в некоторых вещах, если присмотреться, то сходство с российскими бизнесменами просто поразительно. Например, если в России факт уклонения от уплаты налогов – это неприятный момент, после которого нарушители, как правило, кто побогаче, просто уезжают из страны, то в Америке в некоторых случаях – это повод к признанию неплательщика чуть ли не героем. Нечто подобное было и с Олейниковым, которого судебные разбирательства по поводу неуплаты налогов возвели в ранг едва ли не национального героя.

В 1980-е годы были весьма распространены оффшоры. Активным их пользователем был и Олейников, который в 1980 году после того как получил в лондонском Lloyds Bank кредит на общую сумму $44 млн., то на какое-то время перерегистрировал головную компанию своего холдинга, размещавшегося на Каймановых островах. Уже после этого он сам как-то говорил, что сделал это только ради того чтобы было удобно производить расчеты, а также с подачи англичан. В 1990 году он осуществил перевод порядка $100 млн. на оффшорный депозит в Barclays Bank, размещавшийся на Багамах.

Понятно, что такие махинации представляют огромный интерес для налоговых органов любой страны, поэтому все это не могло долго оставаться без внимания. Со временем кредиторы и пресса стали обо всем догадываться. Особенно когда в начале 1990-х Олейников поделил активы Olen Properties на три части между тремя компаниями. После этого была неприятная ситуация. Одна из этих трех компаний объявила себя банкротом в 1992 году. Далее был целый ряд разбирательств, потому что банк, который кредитовал эту компанию — Prudential Insurance, совершенно случайно обнаружил, что активы данной компании перешли в багамский оффшор. Понятно, что кредиторы приняли данный шаг как мошеннический ход, и подали в суд, пытаясь оспорить грядущую реструктуризацию компании, но в итоге это так ничем и не закончилось, потому что в действиях Олейникова правоохранительные органы тогда так и не усмотрели состава преступления.

А через некоторые время всплыли интересные данные. Оказывается, Olen Properties, Sovereign, а также еще одна багамская компания осуществляют между собой большие перечисления денежных средств. По состоянию на 1996 год общая стоимость Sovereign составляла по данным налоговых органов порядка $270 млн.

Компания Olen Properties, которую основал Олейников, приносила ему небольшие деньги. Например, с 1992 по 1998 год он смог получить прибыль от данной компании в размере $15 000 в год. Это просто смешная сумма, особенно если принять во внимание тот факт, что компания Sovereign каждый год тратила $500 000 только на то, чтобы содержать его яхту, длиной 45 метров. В общем и целом Олейников вел достаточно разнообразную, обеспеченную жизнь. Занимался коллекционированием картин и скульптур. Но самое интересное то, что еще в 2006 году он требовал от Forbes опровержения информации о том, что он является владельцев этих двух компаний. Он даже как-то сказал, что Sovereign была образована по личному указу бывшего президента России Бориса Ельцина, и ставила целью управление средствами русских бизнесменов на Западе.

То, почему Олейников так тщательно скрывал факт владения данными компаниями, понятен. Понятно это было и налоговым органам. Именно по этой причине Налоговое управление США тщательно собирало доказательства того, что именно маститый девелопер является владельцем Olen Properties и Sovereign. В конечном итоге их попытки докопаться до истины увенчались успехом, и в декабре 2007 в суде было доказано, что именно Олейников контролировал эти компании. Сам бизнесмен вскоре был вынужден признать это. Правда, признал он это не полностью, а только частично. Он сказал, что Sovereign действительно принадлежит ему, но вторая компания – это не его. Sovereign не имеет ничего общего со второй компанией. Она зарегистрирована в Швейцарии и управляется русскими.

Такая тонкая политика в отношении офшоров, и умелое скрывание факта владения данными компаниями, позволила Олейникову в течение десятка лет переводить между счетами огромные средства, экономить на налогах на доход, на процентный доход от ссуд, которые выдавала Sovereign. В общем, если посмотреть в общей сложности, то получается, что девелопер имел огромное преимущество за счет того, что в свое время не раскрыл все карты. Да, многое из того что говорил Олейников – ложь. Лгал он много раз и тогда, когда заполнял налоговые декларации, и много раз отвечал отрицательно на вопрос о том, имеет ли он право распоряжаться счетами в иностранных банках.

А тем временем налоговое управление США собрало подробное досье на махинации девелопера. Согласно их данным, за 90-е годы сумма налоговых недоимок благодаря Олейникову составила порядка $148. Конечно, за такие махинации по закону можно было присудить либо огромные штрафы, либо лишение свободы, но в США посчитали, что вопрос можно урегулировать более дипломатично. И в итоге все закончилось судебным соглашением, согласно которому бизнесмен должен был вернуть в пользу государства $52 млн, и отбыть 120 часов исправительных работ.

Моральный ущерб

В жизни Олейникова было не все так гладко. В 2005 году в возрасте 32 лет погиб его сын – Андрей, являвшийся наследником всего состояния бизнесмена. Поэтому сегодня одну из ключевых должностей в иерархии девелопера занимает его дочь – Наталья. К слову, что-то теплое есть в душе Игоря Олейникова. В память о своем сыне он основал благотворительный фонд, с помощью которого аккумулируются средства в помощь детям-сиротам. В числе стран, входящих в данную программу, числится и Россия. С помощью данного фонда проводится финансирование исследований в области лечения слепоты, а также многие другие проекты. Стоит также отметить, что девелопер публично заявил, что если ему что-то перепадет от полумиллиардного иска к UBS, то он пожертвует все эти деньги на благотворительность.

Поскольку мы затронули этот иск, то давайте копнем глубже. Как вообще этот иск появился? А все было примерно так. В 1999 году Брэдли Биркенфельд, являвшийся в то время сотрудником Barclays Bank на Багамах, предложил Олейникову хорошую схему сохранности денежных средств бизнесмена. А именно – перевести средства в более надежное место – швейцарский банк UBS. В результате переговоров удалось достичь консенсуса. Бизнесмен перевел деньги в этот банк, а Биркенфельд переехал жить и работать в Европу и стал личным банкиром девелопера. Со временем их деловое сотрудничество переросло в нечто большее. Он стал другом семьи Олейниковых, приезжал к нему в гости в Калифорнию, брал в пользование его яхту. Во всяком случае, именно так выглядит информация, которую изложил в исковом заявлении сам бизнесмен.

Суть иска состоит в том, что UBS и в частности Биркенфельд все это время обманывали Олейникова. Они говорили ему, что все его операции фактически легальны, и что он не должен платить никаких налогов с этих средств, а на самом деле все оказалось иначе. Кстати, сам Биркенфельд был арестован в мае 2008 года по подозрению в аналогичной помощи другим состоятельным американцам. Самый крупный куш, который удалось спрятать Брэдли от Налогового управления США — $200 млн. И как вы думаете, кто этот клиент, чьи деньги сумел спрятать Биркенфельд? Я могу ответить. Это деньги Игоря Олейникова.

Кстати, именно с того времени, когда арестовали Биркенфельда, и начался некий блицкриг американцев против банка UBS, да и вообще против существующей системы сохранения конфиденциальности клиентов в банковской системе Швейцарии. Изначально UBS сильно сопротивлялись попыткам американцев узнать всю конфиденциальную информацию относительно их клиентов в части, касающейся Олейникова, но затем швейцарцы все-таки сдались, и предоставили им все необходимые сведения о держателях счетов. После этого уволились многие сотрудники private banking, которые осуществляли обслуживание американцев. Для того чтобы прекратить всю эту неприятную ситуацию, банк выплатил в бюджет США $780 млн. И казалось бы, что все закончилось нормально, конфликт улажен, но откуда ни возьмись, появился Олейников со своим огромным иском. Это и был тот самый клиент банка, который был раскрыт первым.

Разумеется, юристы UBS по-своему видят данную ситуацию. По их мнению, Олейников все показывает в выгодном ему свете, но на самом деле это не соответствует действительности. На самом деле, Олейников ранее уже признавался виновным в уклонении от уплаты налогов. Тогда каким же образом он мог быть одновременно и нарушителем закона, и жертвой обмана со стороны тех, в отношении кого он сегодня подал иск. Правда, Олейникова данный факт нисколько не смущает, потому что по тому обвинению он уже полностью рассчитался. Как говорит сам бизнесмен, все это время он не знал, что швейцарский банк сидит с ним «за одним столом». И он выносит публичные претензии к сотрудникам банка, утверждая, что они очернили его доброе имя.